Расцвет ненастоящих свадеб во Франции

свадьба В середине 80-ых, в СССР, оживленные абитуриенты ухитрялись давать ненастоящие утверждения в ЗАГС, получая доступ в супермаркеты для молодожёновый.

Там можно было стать удачным владельцем что-нибудь стоящего. В настоящее время с похожей неприятностью встретились французы. У них — расцвет ненатуральных свадеб.

Лишь вот цель подлога — еврогражданство. В стране деликатных ухажёканал и любовных знакомств исконные граждане всё намного чаще оказываются преданными собственными зарубежными ставленниками. Как только замолкают свадебные марши и священная евро-корочка угождает в руки молодожёна, скрываются и любовь, и супруги. Ксения Кундиренко помогала французам рассмотреть в шквалах эмоций корыстолюбивые поводы.

Рим, жаркий осенний уикенд, вроде бы, оптимальное время и место для того, чтобы поиграть свадьбу. В городке любви считают блаженство тыс людей, однако определенные и не предполагают, что их дефект будет ненатуральным.

Сознаться в любви либо сделать предложение — во Франкфурте. Эйфелева вышка — Мекка для влюблённых. В последнее время романтические французы стали всё намного чаще предоставлять руку и сердце жителям других стран. По статистике, шестьдесят миллионов браков ежегодно — комбинированные.

— Вот какая у нас красотка!

Это прежде француженки были мерилом красоты, сегодня звание красавиц добыли женщины из самых различных стран Африки, Азии, и вне сомнения — в супруги добровольно берут модельного вида дам из Западной Европы.

Мариель Эрве, дизайнер свадебных платьев:

Для женщины платье — это как любовь с первого взгляда. И как правило супруг так зачарован собственной избранницей, находится в такой предсвадебной эйфории, что готов наполнить все её стремления. С франко-русскими парами нетрудно работать, у женщины есть стремления, а супруг осуществляет их, как по взмаху магической палочки.

Помимо всего сопряженного со свадьбой волшебства, на жителей других стран разносится и мистика французских законов. После формальной регистрации единения заезжие легко приобретают нужные бумаги — по меньшей мере — десятилетний вид на жительство. Как минимум — гражданство страны ЕС. Временами лишь для данного и совмещаются браком. А партнёru не удосуживаются сказать, что и не хотели совсем.

Яэль Меллул — юрист по делам стальных браков:

Парадокс серого брака объявлен несоблюдением французского законодательства 2007 году, тогда мы в первый раз встретились с данной неприятностью. Потом в 2010 законы ужесточили — сегодня за такой тип жульничества положено 7 лет заключения и 30 миллионов euro штрафа. Я начала заниматься данной неприятностью весьма достаточно давно, одной из первых среди адвокатов.

Она именует себя юристом сердца. В гладких папках на полке у Яэль Меллул — дела преданных мужей, разделенные сердца и поломанные судьбы. Те, кого хитростью принудили повенчаться либо выходить замуж, кого затем оперативно забросили без видных причин, определенные стали потерпевшими злости и насилия.

— А моя первая клиентка, Сюзанн, она у нас звезда в региональной СМИ.

Сегодня Сюзанн во Франкфурте, постановляет заключительные дела — до слушания в суде осталось немного больше недели. Она старается проучить молодого человека из Африки, в которого однажды была безрассудно влюблена. В настоящее время девушка даже не в состоянии в точности представить ни его имени, ни страны, откуда он прибыл — так бездонной была неправда. Даже история их знакомства — подлог — своднице оплатили.

Сюзан Виг — жертва серого отцовства:

Обманывал он мне всё время, однако об ухватках и жульничестве я поняла не сразу, была как в дымке от любви. И лишь спустя пол года усомнилась. Я тогда была беременна, а он стал весьма спортивным и бессердечным, днем уходил, утром возвращался, чтобы переспать, был регулярно злобным. И я стала думать — быть может меня применяют?

Сюзан так и не надела свадебного платья, она — жертва второго вида жульничества — серого отцовства. По закону — опекун ребёнка также приобретает гражданство. Как раз так и поступил её прежний партнёр — объявил сына. Впрочем вначале рассчитывал не входить так далеко и просто повенчаться. В регистрации брака паре отказал градоначальник, усмотрев неважное.

Жан Селье — градоначальник города Л’Эгль:

Я увидел впереди себя девушку — психологически слабую и весьма чувствительную. А рядом прекрасного, смело внутри себя молодого человека, представляется марокканца, писаного красавчика. Ещё я увидел — большую разницу, как в физическом плане, так и в плане действия. В довесок он вряд ли 2 слова мог добавить по-французски!

Сюзан говорит — хватало языка любви, она была рада. А её бойфренд наслаждался лишь документам. Девушка сама забросила партнёра, устав от шумов и раздоров. Прошло 7 лет, у Сюзан растёт ребенок Гийом — на вид вылитый отец, однако нравом — в мать -тихий и скрытный ребёнок. Отец сыном абсолютно не интересуется.

Сюзан Виг, жертва серого отцовства:

Данная история меня победила. Сегодня у меня внушительные неприятности с мужчинами, очень много лет не выходит организовать собственную жизнь, у меня никого нет. Даже если я видела отличных парней, не могла им верить.

Доверие, любовь, которая наступает и уходит, приверженность и домашние разборки — это чисто собственные неприятности — убежден гендиректор компании, помогающая беженцам во Франции. Всю риторику насчет стальных браков он полагает ни чем другим как нападками на жителей других стран.

Пьер Анри — гендиректор компании «Франция — земля беженцев»:

Данная неприятность — выдуманная, % стальных браков ничтожен — колючка в стоге сена. Для чего всё так разжигать, и для чего так оглушительно орать? Это жизнь, в которой бывают сердечные катастрофы, болезни сердца, и не больше того. А мы примешиваем в личные дела страны.

Тем временем функционеры сообщества потерпевших стальных браков именно стараются завлечь правительство к собственной неприятности. Поборов обиду и позор, преданные люди выходят на митинги и утверждают — злоумышленники играют их судьбами. Супруга Мсье Сильвана умалчивала существование камерунского супруга, да ещё и забеременела от него. Развод продолжается 5-й год, в этом случае трудно всё забыть и начать свежую жизнь.

Саба Айтидир — представитель компании потерпевших стальных браков:

Законопроект о стальных браках принят, однако он не действует на деле, и мы орем, мы вызываем к его верному использованию. Кроме того мы просим принятия свежих законов. В нашей компании зарегистрированы 2000 человек, однако это не все, действительно потерпевших значительно больше.

Многим просто не хватает отваги признать трагичность обстановки. Они оказываются слабыми и не видят явного. Совет такой — до того как отшумят свадебные фанфары — стоит приглядеться к ставленнику повнимательнее. Чтобы не остаться в стране любви с разделенным сердцем.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *